Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

В сообществе действуют Правила дневников
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
01:19 

Клевер
добросердечная как ржавый вагон
Парижское издательство Albin Michel выпустило в свет 25-ю книгу Амели Нотомб «Рике с хохолком» — интерпретацию одноименной сказки Шарля Перро. Знаменитая писательница, баронесса и член Королевской академии Бельгии дала эксклюзивное интервью газете «Культура».
культура: Вы по-прежнему пишете с четырех до восьми утра в школьной тетради, сидя на табуретке, натощак, выпив пол-литра чая?
Нотомб: Мой ежедневный ритуал не меняется и никогда не станет другим.
культура: Вы издаете лишь один из четырех романов, сочиненных за год. Поскольку рукописи не горят, рано или поздно все остальные Ваши труды увидят свет?
Нотомб: Хотя я и не собираюсь сжигать мои манускрипты, их никто не прочтет. Я отметила в завещании, что все они так и останутся неопубликованными.
культура: Выход новой книги для Вас событие?
Нотомб: Для меня гораздо важнее сочинить историю, чем ее издать. Смысл моего существования заключается в творчестве. Оно даже важнее, чем я сама.
культура: Вы утверждаете, что постоянно «беременны новой книгой». Устраиваете себе передышку между двумя счастливыми событиями?
Нотомб: Я всегда в ожидании очередного романа, даже если еще не разродилась тем, над которым тружусь. У меня нет пауз. Больше всего я счастлива, когда пишу. Сочинительство — это моя молитва, мой способ вступить в контакт с сакральной силой.
культура: Что для Вас заманчивее — писать или читать? Любимые произведения?
Нотомб: Одно неотделимо от другого. Мои настольные книги — «Принцесса Клевская» мадам де Лафайет, «Золотой храм» Юкио Мисимы и «Портрет Дориана Грея» Оскара Уайльда.
культура: В России издано около двадцати Ваших произведений, в разных городах — от Москвы до Томска — ставят по ним спектакли. Редкий из современных иностранных писателей пользуется таким успехом в нашей стране.
Нотомб: Я не в состоянии объяснить данный феномен. Но поскольку я с восхищением отношусь к России, сей факт доставляет мне огромную радость.
культура: Вы знакомы с нашей литературой?
Нотомб: Она приводит меня в восторг. К сожалению, знаю только классиков — Достоевского, Тургенева, Чехова, Гоголя. Для меня они имеют исключительное значение.
культура: В чем Вы видите свою роль писателя?
Нотомб: Писатель — это человек, который ставит вопросы, но на них не отвечает. Моя задача в том, чтобы найти и передать верный звук, чье значение порой ускользает даже от меня самой. Понять его — задача моих читателей.
культура: Для Вас сильнейший наркотик — красота во всех ее проявлениях. Ею наделены мужчины и женщины, музыка, творчество и гастрономия. Именно она, по словам одного из героев Достоевского, спасет мир. Согласны?
Нотомб: Абсолютно верно. Каждый раз, когда я имею дело с красотой, она и меня спасает.
культура: «Стучите, и отворят вам», — цитируете Вы Библию. У Вас особая связь с читателями: ежедневно в течение пяти часов отвечаете на письма поклонников. Не надоедает?
Нотомб: Конечно, это безумие, но я не могу иначе.
культура: Насколько я понимаю, Вы заканчиваете работу, включая письма, в час дня. После этого начинается Ваша «ненормальная» жизнь. Встаете с табуретки и становитесь простой смертной?

Нотомб: Я превращаюсь в человека, жаждущего удовольствий: шампанского, музыки и прочих радостей.
культура: «Между пятнадцатым глотком шампанского и шестнадцатым, — пишете Вы, — в каждом просыпается аристократ». Однако Вы сами принадлежите к привилегированному сословию: бельгийский монарх пожаловал Вам титул баронессы. Вы избраны членом Королевской академии Бельгии.
Нотомб: Для меня важно шампанское, все остальное куда менее значимо.
культура: Разочарованная публика порой упрекает Вас за то, что в романах никогда нет секса. Согласны с претензиями?
Нотомб: Они совершенно неправы. Такие люди просто не умеют читать.
культура: Вы родились в Стране восходящего солнца, где Ваш отец был генеральным консулом Бельгии. Судя по интервью, до сих пор чувствуете себя «отчасти японкой». В чем это выражается?
Нотомб: Я избегаю пустых словесных баталий, стараюсь быть самураем от литературы.
культура: Вашим именем назван астероид. Более высокой награды не придумаешь. Гордитесь?
Нотомб: Еще бы! Когда наша планета доводит меня до белого каления, мысленно переношусь на мой астероид 227641, находящийся между Юпитером и Сатурном.
культура: В последнее время Париж и Брюссель стали жертвами террористических атак. Вас они беспокоят?
Нотомб: Это настоящая война. Я участвую в ней на свой манер — ничего не меняю в собственной жизни.
культура: «Со смертью не все кончается» — фраза древнеримского поэта Секста Проперция начертана на могильной плите великого российского поэта, лауреата Нобелевской премии Иосифа Бродского. Согласны с такой трактовкой?
Нотомб: Я тоже так считаю. Смерть не означает, что всему приходит конец.
Амели НОТОМБ только что исполнилось 50 лет. Она самая популярная бельгийская писательница. Ее издают во Франции, но читают по всему миру. Критики называют прозаика «литературным феноменом», «чародейкой», превращающей ртуть в золото, а легкий занимательный рассказ — в маленький философский трактат. «Слава поразила меня, как других поражает молния, — вспоминала Амели после дебюта. — Малейший жест казался мне царственным. Я ощущала себя как на параде». Сегодня произведения Нотомб переведены примерно на 40 языков. Отмечены многими литературными наградами, в том числе премией Французской академии. Несколько романов, включая самый известный — «Страх и трепет», экранизированы. В 2008 году Амели приезжала в Москву и побывала в Театре имени А.С. Пушкина на спектакле «Косметика врага», поставленном по одноименной пьесе. Нотомб также автор текстов для песен французской певицы Жюльетт Греко и бельгийской Робер.
Эксцентричная, загадочная, склонная к мистификации, она не чужда самоиронии и называет себя «графоманкой, которая больна сочинительством». Живет между Брюсселем и Парижем. Не умеет пользоваться ни компьютером, ни интернетом. «Для французов бельгийцы — это очень глупый народ, идиоты, — иронизирует писательница. — Но во Франции я популярна. Чувствую, что у меня нет страны. Моя страна, мой дом, мой мир — это я, мои эмоции и переживания».
portal-kultura.ru/articles/books/139321-ameli-n...

00:43 

Воскресшая Амели Нотомб

Клевер
добросердечная как ржавый вагон
Финал книги ("Петронилла", в которой героиня убивает Амели Нотомб - прим.пер.) заставляет бояться за судьбу Амели Нотомб. Но фанаты могут расслабиться! Она действительно была здесь чтобы ответить на вопросы о последнем романе, истории женской дружбы.

Уф, вы живы! Значит, все-таки речь шла о романе!

Да (говорит загробным голосом) Я уже воскресла! (смеется) Это просто роман, на который меня вдохновила моя близкая подруга. Я спросила себя, если бы мне пришлось написать роман о подруге, кого бы я выбрала? И мне не пришлось искать слишком долго. Я сразу увидела ту, которая меня вдохновила. Роман о женской дружбе - это все еще что-то редкое. Это существует в подростковой литературе, но не во взрослой. И вот я захотела написать настоящий роман о женской дружбе.

Значит, Петронилла существует на самом деле?

Да, она действительно существует. Я загримировала ее идентичность, но грубо. Ее очень легко узнать. У меня даже было намерение, чтобы ее узнали. Но идеальным было бы, чтобы ее узнали только после прочтения. Потому что я не хотела, чтобы люди думали, что для приятного прочтения книги необходимо знать, кто такая Петронилла. Это вовсе не обязательно. Тем более, что в этой книге есть очень большая часть выдумки. Смысл был в том, чтобы, как это называл Кокто, "солгать правду". Иногда, чтобы приблизиться к правде, ее нужно придумать. Так что во всем, что я рассказываю о Петронилле, есть очень много правды и много выдумки, но выдумка похожа на нее больше, чем правда.

Она читала вашу книгу? Что она о ней думает?

Конечно, я бы никогда не опубликовала книгу без ее разрешения. Она со смеху умирала.
читать дальше

02:05 

Матье Саладен

Клевер
добросердечная как ржавый вагон
Матье Саладен - тот самый, из "Словаря имен собственных", муж певицы Робер, выпустил свой альбом. Вот одна из композиций - та, в которой он говорит о себе как о персонаже романа... потому что он ведь и есть персонаж романа. В клипе можно посмотреть на него, в остальном клип неинтересный. Перевод текста мой. Перевожу как умею.


клип
Меня зовут Матье Саладен.
Второстепенный персонаж романа, оставшийся не у дел.
Мой автор занят приключениями других героев, а не моими.
Я знаю не особенно много новостей о ней. Но, судя по виду, у нее все хорошо, ее книги пользуются успехом.
Мне немного скучно. Я хотел бы, чтобы она вернулась к моей истории, я уверен, что она рассказала не всё, или мне хотелось бы в это верить.
Но ладно, я всего лишь такой же персонаж, как остальные.

Я совершу путешествие "в сторону Свана", самое модное место, посмотрю, как заблуждаются очаровательные такие как я.
Я хотел бы встать в угол и смотреть на проходящих героев.
Великих персонажей, оставивших след в литературе, в проходящих узнаешь сразу. Обычно им это известно. Они дефилируют залихватски, уверенные, что все их узнают, они не поняли, что каждый представляет их внешность по-своему, или они привторяются такими, гордые своим рангом.

Забавно, я представлял Анну Каренину более высокой, и "Мастера" Булгакова менее красивым. А Джен Эйр я сразу узнал. По платью, конечно.
Здесь персонажи не обращают на меня внимания, это нормально, я существовал примерно на сорока страницах, не больше. Но я все-таки стал частью семьи, это правило, для персонажей романов есть только одна категория. К великому огорчению некоторых.
читать дальше

20:42 

В 12 лет, в воде, я встретилась со злом

Клевер
добросердечная как ржавый вагон
Правда ли, что вы работаете с четырёх до восьми утра?
В последнее время стало хуже: начались проблемы со сном, поэтому с трёх до семи.
Пишете здесь?
Нет, это мой стол для писем. Я пишу дома.
Почему в точности четыре часа?
Это именно то, что лучше всего получается, когда я только проснулась. При физическом неудобстве меняется душевное состояние; это продуктивно.
Но вы хорошо отдыхаете?
Я пробовала, но это было совсем не то, что мне нужно. Чем сильнее я устаю, тем я сильнее и быстрее.
Если бы вы были музыкой?
Это был бы электронный ритм, недолгий звук японской народной музыки.
Жизнь в рассинхроне со всем остальным миром.
Я недавно побывала в Японии (место первых пяти лет её жизни, первой работы, первой любви – прим.изд.) и подумала, что, возможно, никогда не покидала её.
Когда вы начали писать?
Я поняла в молодости, что не способна использовать своё тело: хотелось бы, но не получается. Мне нравилось танцевать, но я не попадала в ритм. Я нахожу ритм только когда пишу.
В ваших книгах все или прекрасны, или уродливы.
Я склонна к крайностям, еще с тех пор, когда в юности страдала от анорексии. Я перестала есть, чтобы составить компанию своей сестре. Было время, когда я весила 32 килограмма.
читать дальше
Vanity Fair 16/05/2012, p.144-145
Перевод с итальянского Анастасии Поцукайло

16:38 

Амели Нотомб "Я влюблена в Синюю Бороду"

Клевер
добросердечная как ржавый вагон
Одетая исключительно в чёрное, без намёка на макияж, в окружении писем от армии своих читателей, сопровождающих каждое её публичное появление (и часто одетых, как она), Амели Нотомб сидит в небольшом офисе, который французское издательство, «Альбин Мишель», предоставило ей в своей штаб-квартире на Монпарнассе. В Италии она для того, чтобы закончить свой двадцать первый по счёту роман «Синяя борода», в котором по-новому рассказывается знаменитая сказка Шарля Перро. Разумеется, с точки зрения злодея. Этот злодей, по сюжету романа, знатный испанец в поисках арендатора, с которым он мог бы делить дом в седьмом округе Парижа. Постоялицей становится молодая бельгийка Сатурнина, которая за 500 евро в месяц получает роскошную комнату площадью 40 квадратных метров и возможность пользоваться всеми апартаментами, кроме одной тёмной комнаты, доступной только хозяину дома.
Почему вы решили переписать «Синюю бороду»? Чего не доставало сказке Перро?
Это всегда была моя любимая история, с тех самых пор, как я в три года впервые услышала её от матери. В тринадцать лет я поняла, что Перро, при всей своей гениальности, был несправедлив к герою. Для меня Синяя борода не серийный убийца женщин, а влюблённый человек, которому хочется поделиться своими секретами, который уважает любимую женщину, который просит её доверия и дарит своё.
Перро уделял большое внимание пагубному любопытству женщин.
Я с ним не согласна. Мы с моими читателями видим, что многим свойственно пагубное любопытство, но мужчинам не меньше, чем женщинам.
Из-за медиа, любое событие сейчас становится публичным. Секреты больше не в моде.
И это меня очаровывает. Мы живём в эпоху, которая сговорилась против секретов, у нас больше нет на них права. Кроме того, искренность в любви и считается самым важным. Но для меня это подростковые иллюзии, в которые сложно продолжать верить после пятнадцати. Любить другого значит уважать его секреты.
Синяя Борода Перро зашёл очень далеко. Он убил жён, которые не подчинились запрету и вошли в его комнату.
Конечно, это уже крайность. В наказание эти женщины заслуживали, конечно, не смерти, но развода, изгнания. Если бы мой любимый человек не уважал мои секреты, это бы означало разрыв.
Тем не менее, Сатурнина любит его, однако, со своей стороны наказывает за совершённые преступления.
Она убивает его из-за эротического желания. Это ее первая любовь, а убить другого, метафорически, в любви необходимо, особенно, если это первая любовь, потому что власть, которую любимый человек имеет над нами, слишком сильная, почти невыносимая.
Ваш Синяя борода испанец. Почему?читать дальше
Сorriere della sera, La Lettura, 17/02/2013, p.12-13
Перевод с итальянского Анастасии Поцукайло

22:25 

Интервью Стефани Оше (Stéphanie Hochet)

Клевер
добросердечная как ржавый вагон
stephanie Амели Нотомб сделала из вас (оставив достаточно зацепок, чтобы вас узнали) персонаж своего романа "Петронилла". Вы об этом знали?

Да, конечно.

Романтическая часть вытесняет реальную в рассказе? Некоторые сцены, например, где героиня писает между машин, могли бы вам не понравиться.

Цель писателя - выбрать среди тех или других деталей, взять одни факты и опустить другие, обратить внимание на какие-то события и рассмотреть другие более кратко. Так Амели создала этот роман. Здесь нет выбора между реальностью и вымыслом, смысл в том, чтобы сделать литературного персонажа правдоподобным. Это превосходит вопрос правды и вымысла.

Вот вы и литературный персонаж. Какое впечатление это на вас произвело?

Это странное чувство, очень близкое к фрейдовскому зловещему. И к нему прибавляется значительная доля гордости. Тем не менее я считаю, что Петронилла в тексте стала самостоятельным персонажем, независимым от прототипа.

Матье Саладен, предыдущий персонаж Амели Нотомб в "Словаре имен собственных", записал диск, где говорит об этом с ностальгией. Другие, подобно Chloé Delaume, создали из этого свои собственные произведения. (Chloé Delaume обнаружила себя героиней романа Бориса Виана "Пена дней" и после написала о нем эссе - прим. пер.) Как вы планируете ответить? Сделаете из Амели персонаж в шляпе в вашем новом романе?

Я не планирую "отвечать". Кроме как на ваши вопросы - чтобы сказать, как я люблю эту книгу. Она необычна, она вызывает у меня мысли о приключениях Франсуа Виньона, так что можно здесь еще добавить? Я не собираюсь пользоваться книгой, чтобы пафосно суетиться и восходить на сцену. У меня другие литературные проекты.

Какое влияние на вашу аудиторию произвела эта Петронилла?

Я не очень люблю слово "аудитория", это напоминает "электорат" в политике, немного презрительное название группы читателей. Впрочем, я не считаю себя писателем с большой публикой, и это потому, что я полагаю, что меня трудно читать, так как к тексту приходится прилагать интеллектуальное усилие, но некоторые читатели признавались, что их взволновали затрагиваемые мной темы (хотя они и сочли их мрачными).

Перевод мой. Перевожу как умею.

19:35 

"Аспирин"

Клевер
добросердечная как ржавый вагон
Ранее не публиковавшийся в России рассказ Амели Нотомб!

amelie-nothomb.livejournal.com/29120.html#cutid...

00:40 

Немного китайская сказка: тизер

Клевер
добросердечная как ржавый вагон
В Журнале «Иностранная литература» 2011, №11 опубликован перевод сказки Нотомб Légende peut-être un peu chinoise, На сайте "Иностарнки" выложен кусочек, который я копирую сюда.(Еще раз: это не весь рассказ! он обрывается на самом интересном месте!)

Люди склонны забывать все важное. Забыли и прекраснейший Дворец Облаков, где жил 10234 года назад Император самой великой страны в Поднебесной - Китая.
Дворец этот был так несказанно красив, что гостям приходилось надевать темные очки, чтобы не ослепнуть, так как стены его были покрыты алюминиевой фольгой, отчего он весь блестел и сверкал, как новехонькая кастрюля. Кто пожил там, уже не мог жить нигде больше: после этого Дворца все другие казались унылыми и заурядными.
Император Тон Шу скончался. Его похоронили вместе с 99 живыми женами. Это была очень волнительная церемония. Когда же истекли два года всеобщего траура, Главный Камергер Императорского двора попросил аудиенции у единственного сына покойного Императора, прекрасного принца Пинь Иня.
- Принц, - начал он с низким поклоном, - пора вам унаследовать престол вашего достопочтенного отца. Но вам известны китайские законы: принц не может стать императором, пока он не женат. Вам двадцать лет - самое время жениться. Я пошлю придворного художника Чжана во все провинции страны, и пусть он напишет портреты самых красивых принцесс в Империи. Он привезет их вам, и вы сможете выбрать себе жену, не пускаясь в дальний путь.
- Ммм, - ответствовал принц Пинь Инь, по своему обыкновению, без энтузиазма.
Он вообще был юношей печальным и вялым, и никто не мог понять, какая тоска его гложет.
Дело в том, что Пинь Иню наскучила красота. Все во Дворце Облаков было слишком красиво: сад так красив, что в нем страшно было гулять. Яства так красивы, что их страшно было есть. Рабы так красивы, что их страшно было сечь. Слишком красивы были кровати, слишком красива посуда, слишком красивы лошади... даже таблетки аспирина, которые принц принимал, чтобы забыть красоту, были красивы, как отборные жемчужины.
Молодому человеку Дворец казался невыносимо скучным. За всю свою жизнь он не видел ничего мало-мальски уродливого и мечтал об уродстве. Он был уверен, что оно куда интереснее и забавнее, чем красота. читать дальше
(Далее см. бумажную версию.)

02:30 

Клевер
добросердечная как ржавый вагон
Жюльетта. Та, которая читала рукописи, спрятанные в ящиках стола. Та, которая в 2003 году читала со сцены тексты Амели под музыку (Сати, Равель, Пуленк), связав воедино музыку и литературу. Та, которая тоже пишет, но не пытается публиковаться.
Интервью:
-Это смущает: ваш голос похож одновременно на голос вашей сестры и вашей матери.
-Это, должно быть, товарный знак. Мы жили вместе долгое время, это сыграло роль.
читать дальше
-В "Катилинариях" пара Эмиль и Жюльетта - это вы и ваша сестра?
-Эмиль, Амели, это очень близко. Жюльетта и Жюльетта, тут и пояснять нечего. Так что возможно, да, что это мы. Но это всегда так. Все персонажи Амели похожи на нее. А меня, думаю, можно найти только в "Катилинариях".
-В этом романе Эмиль говорит "Жюльетта была моей матерью и дочерью". Я спрашиваю себя, не так ли вы живете в ваших отношениях?
-Да. Можно сказать и так.
-Ваши воспоминания простираются так же далеко, как и ее?
-Да. Они простираются действительно очень далеко. Я не думаю, что моя память лучше, чем у других людей, но так как я всегда жила в разных домах и разных географических местах, я могу довольно точно знать даты и ситуации из воспоминаний. Но у меня меньше воспоминаний, чем у Амели, потому что вот у нее - Да, у нее очень острая память.
-Вы разделяете ее литературные вкусы?
-Мы читаем всю жизнь. Книги - это один из наших способов сближения. Когда мы были маленькими мы запоем читали комиксы. Сейчас, когда мы выросли, если мы еще читаем, то это книги, которые нам особенно нравятся. Амели более начитана, чем я. Я читаю не очень быстро, но чтение - это необходимое удовольствие для моего существования. Моя сестра обладает таким знанием литературы, которое меня поражает каждый день. Она - один из моих основных советников в том, что касается литературы. Когда она находит прекрасную книгу и мне ее советует, я, как правила, соглашаюсь с ней. Я помню, как прочитала, благодаря ей, "Девушку с жемчужной сережкой" Трейси Шевалье. У нас одинаковая страсть к Золя и Бальзаку. Мы их читаем, перечитываем, не перестаем их цитировать.
-Можно сказать, что вы и ваша сестра принадлежите к литературной семье?
-Слово, наверное, слишком сильное, но я знаю, что мы все любим читать. И мой брат, и моя мать. К тому же, она не говорит об этом, но она очень хорошо пишет. Ее письма великолепны. Она всегда пишет длинные письма со множеством деталей о нашей жизни. Мы их фотокопируем, мы их передаем друг другу.

19:45 

RSYA 2011 Номинация: Лучший рисунок

Maya Fagutist
Вылететь на чем угодно: шатл, ракета, корабль – неважно. Вылететь и больше не возвращаться. Вот оно, истинное счастье


Я заметила ее в первый же день — такая улыбка! И сразу захотелось познакомиться.
Хоть я наверняка знала, что не получится. Подойти к ней — куда там! Я всегда дожидалась, чтобы другие подошли ко мне сами, а никто никогда не подходил.
<...>
...Однажды взгляд ее упал на меня. Я подумала, что она тут же и отвернется. Но нет — она не отводила глаз и внимательно меня изучала. <...> Мука не кончалась и стала наконец невыносимой. Тогда, впервые в жизни расхрабрившись, я посмотрела ей прямо в глаза — она помахала мне рукой и засмеялась...

Амели Нотомб.
"Антихриста"

Саммари

16:45 

lock Доступ к записи ограничен

Клевер
добросердечная как ржавый вагон
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

00:28 

Две Нотомб. Сказочный мир Амели и Жюльетты

Клевер
добросердечная как ржавый вагон
Две Нотомб. Сказочный мир Амели и Жюльетты// La repubblica. – 14/05/ 2010, c.51
Перевод с итальянского Клевер редактирование bloomik

…Но «Зимний путь» - книга не только о выборе, это скорее антропологическое размышление о писателе. Безжалостный портрет Альеноры, несчастной умалишенной, чьи неразборчивые звуки становятся книгами благодаря любовно описанной прекрасной Астролябии, преданной ей навсегда. Эта связь кажется срисованной со связи между писательницей и ее любимейшей сестрой. Между тем, я попросил их ответить на небольшие одинаковые опросники.
Сколько времени вы прожили вместе, в каком возрасте ты ушла из дома?
Амели: С рождения до 21, потом с 23 до 30 лет. Я уехала из дома в 21 год.
Жюльетта: Примерно 33 года вместе.
Какое место из тех, в которых вы жили, самое прекрасное:?
А: Япония.
Ж: Шукугава, Япония.
Когда ты больше всего скучала по твоей сестре?
А: В Японии, с 21 года до 23. Но я скучаю по ней всегда, когда не вижу ее.
Ж: Я всегда по ней скучаю.
Ты чувствовала себя когда-либо преданной твоей сестрой?
А: Никогда.
Ж: Никогда: это невозможно.
Ты завидовала твоей сестре в детстве?
А: Нет, я всегда слишком восхищалась ей, чтобы завидовать.
Ж: Нет, я всегда хотела защитить ее.
Которая из двоих была красивее?
А: Жюльетта всегда была более красивой.
Ж: Мы обе всегда были очень красивы, само собой!
Какая из двух была храбрее?
А: Ни одна из двух.
Ж: Амели!!! Без тени сомнения!
Какое качество ты бы хотела позаимствовать у сестры?
А: Ее талант делать сумасшедшие подарки.
Ж: Ее силу, волю и ум.
Как ты думаешь, что она хотела бы перенять от тебя?
А: Не знаю.
Ж: Я готовлю лучше нее!
Какая основная черта характера твоей сестры?
А: Креативность.
Ж: Чувствительность.
Какой у нее самый великий дар?
А: Благородство.
Ж: Доброта.
Какой у нее самый большой недостаток?
А: Она не защищает себя.
Ж: Она верит, что все так же умны, как она, и ошибается…
Как думаешь, что она хотела бы изменить бы в себе?
А: Свою рассеянность.
Ж: Работать меньше, но ей это не удается!
Какой самый прекрасный жест с ее стороны ты помнишь?
А: Она придумала торт для меня!
Ж: Она заставила меня писать, когда мне было грустно, и тем спасла мне жизнь.
Какое ее любимое блюдо?
А: Салат из рукколы.
Ж: Цуккини, фасоль и цветная капуста, сваренные на пару (написано по-итальянски - прим. ред.)
Ее любимый цветок?
А: Гвоздика.
Ж: Пион.
Какой у нее любимый композитор?
А: Чайковский.
Ж: Шуберт.
Ее любимый художник?
А: Леонардо да Винчи.
Ж: Иероним Босх.
Какой писатель лучше всего писал о приготовлении пищи?
А: Чезаре Павезе.
Ж: Колетт.
Ты когда-нибудь видела сестру во сне?
А: Да.
Ж: Очень часто.
Тебе когда-нибудь случалось знать наперед, что с ней произойдет?
А: Нет.
Ж: Но она.. непредсказуемая!
Куда бы ты хотела отвезти ее, когда ей грустно?
А: В Нью-Йорк.
Ж: В лес.
Что она ненавидит больше всего?
А: Заниматься подсчетами.
Ж: Лживость.
На какого литературного персонажа похожа твоя сестра?
А: На спящую красавицу.
Ж: Физически – на Белоснежку: белая кожа, черные волосы, красные губы.
Чего ты ей желаешь из того, чего у нее еще нет?
А: Бриллиантов.
Ж: Отдыха!

23:18 

Merry Christmas, Christa Bildung!

Клевер
добросердечная как ржавый вагон
Отрывок из книги "Антихриста"
Все произошло само собой. Я не раздумывая встала и спустилась обратно вниз. Уверенно, заранее смеясь про себя тому, что должно было произойти, я подошла к Христе.

Она довольно улыбалась и ждала, что я наконец сделаю то, чего она так долго добивалась: начну обороняться, кричать на нее, может даже ударю. И это будет ее триумфом.

Я же обхватила ладонями ее лицо и прижалась губами к ее губам. Жалкие уроки Рено, Алена, Марка, Пьера, Тьерри, Дидье, Мигеля и прочих пошли впрок, на помощь им пришло внезапное озарение инстинкта, и я блистательно исполнила самый нелепый, самый никчемный, самый бестолковый и самый прекрасный трюк из всех, какие только изобрело человечество, – смачный кинематографические поцелуй.

Ни малейшего сопротивления не последовало. Правда, я застигла врага врасплох, а внезапность – залог успеха.

Изложив свои аргументы самым наглядным образом, я оттолкнула Христу. Полная победа.

Фильм "Счастливого Рождества, мистер Лоуренс", поцелуй:

Честно признаюсь, заметила не я.

10:49 

Астероид Нотомб

Клевер
добросердечная как ржавый вагон
Астероид, открытый французским астрономом Jean-Claude Merlin 28 января 2006 года, был назван Nothomb в честь Амели Нотомб.

01:55 

Интервью о Японии, продолжение

Клевер
добросердечная как ржавый вагон
После знаменитых слов Фубуки Мори, которыми заканчивается "Страх и трепет", которыми она поздравляет Вас с выходом вашего первого романа, у Вас были контакты с ней?

-Совершенно никаких. И я не пыталась их заводить. Я не посылала ей свою книгу, таким образом, она сама узнала о том, кем я стала. Это очень достойно с ее стороны. И в конце концов, я не мазрохистка и не безрассудная. К тому же, я даже не осмеливаюсь предствить, какая у нее была реакция на публикацию "Страха и трепета". Но я все же должна сказать, что я до конца осталась образцовой служащей, потому что в "Страхе и трепете" я изменила все имена. Я распространила свою верность даже до того, что изобрела для фирмы название Юмимото, которое похоже на название её фирмы-конкурента (Yumomoto похоже на название фирмы SUMITOMO - прим. пер.). Это доказывает, как минимум, что я - служащая японского образца (смеется)

Кем бы Вы были сейчас, если бы в Юмимото все прошло хорошо?

О ля ля, к счастью, всё прошло плохо! Потому что я, возможно, осталась бы в Японии, возможно, вышла бы замуж за японского бойфренда, и жизнь, возможно, была бы прекрасной, но менее прекрасной, чем сейчас.

"Страх и трепет" имел оглушительный успех. Но так же был и очень плохо принят, особенно в среде японистов. Как вы приняли это непонимание с их стороны?

Кое-как. С первых месяцев после выхода книги и до сих пор. Но можно ли представить себе огромный успех без недопонимания? С другой стороны, вам не кажется, что в том, что касается Японии и Китая, существует какой-то феномен монополии? Многие японисты и китаисты считают, что обладают истиной и единственной версией Японии и Китая. Эти люди систематически критикуют все версии, все истины, которые не похожи на их. Каждый хочет иметь монополию знания и, некоторые должно быть. думают: "Это я, великий специалист по Японии, и никто другой не имеет права высказываться об этом священном предмете. Кто эта несчастная бельгийка, чтобы сметь говорить о моей Японии?" Я думаю, именно так обо мне отзываются некоторые японисты и китаисты. Это на самом деле не критика Японии их шокирует, потому что я не особенно и критиковала.

продолжение следует
-------
Не хочу показаться навязчивой, просто напоминаю, что бесплатные переводчики питаются спасибами:))

01:10 

Родители. История любви.

Клевер
добросердечная как ржавый вагон
Даниэль встретила Патрика на вечеринке, вскоре после того, как закончила школу. Они безумно влюбились друг в друга, и эта любовь немедленно переросла в роман, особенно если учесть, что они долго обменивались любовными письмами, не зная о том: "Это было невероятно. Лучший друг моего мужа был безумно влюблен в мою сестру, так что он хотел писать ей любовные письма, но не знал, как это делать, тогда он попросил об этом Патрика. Моя сестра получала его пиьсма, но не знала, как ответить на них. Она просила меня "Ты не могла бы сделать это за меня?" И я писала ответы этому другу, но читал их Патрик. Он говорил "О, она неплохо пишет, твоя любимая, смотри-как, мне даже нравится ей отвечать!". Когда мы встретились на одной вечеринке. он мне признался - мы тогда еще не были обручены, - что он писал любовные письма джля моей сестры."
Когда Патрик решил жениться на Даниэль, он встертился с запретом семьи. Пьер Нотомб решил, что Даниэль Шейван не была достаточно хорошего происхождения: "Они всегда задирали нос. Социально мы были на одном уровне, но в сеьме Нотомб было больше политиков: В семье Нотомб были президенты. сенаторы, хотя в моей сеьме был один министр. Единственому сыну (потому что мой муж был единственным сыном) следовало жениться как минимум на принцессе, иначе это было падение. Поскольку я не была принцессой, это было вне обсуждения, при том, что они меня даже не видели. К тому же, мои родители, выращенные как индюки, сказали: "Ах, ты недостаточно шикарна для них - ну хорошо, всё кончено, ты его больше не увидишь". Это ыбло трагично, приходилось выделывать акробатические трюки, чтобы повидаться втайне, так это было еще более романтично. Я все еще вижу закоулки Брюсселя, где мы встерчались с пакетами продуктов ив одежде, в которой зимой было слишком хорлодно. Но наши родители увидели наконец, что мы не изменили мнения за три года". (Даниэль)

Патрик и Даниэль смогли наконец пожениться: "Моя мать долгое время была презираема семьей Нотомб за гранью возможного, но в конце концов они изменили мнение, потому что это женщина очаровательная, соблазнительная, с чувством юора, так что в конце концов они ее приняли." (Амели)

Карьера жены дипломата очень подходила Даниэль, которая признается, что это она убедила мужа выбрать эту профессию:
"Эта идея сначала пришал в голову мне. Он делает вид, что нет. Но когда мы были женихом и невестой, мы писали друг другу пиьсма каждый день, даже когда встерчались. В момент расставания, так как это был грустный момент, мы обменивались пиьсмами в виде утешения. Так как эти пиьсма были всегда в конвертах, то, чтобы разнообразить их, мы писали на них фантастические адреса, которые меняли каждый раз. Однажды, из чистой фантазии, я написала, что он - посол где-то. Он посмотрел и сказал "Я - посол - никогда! Никогда я не стану дипломатом, я слишком люблю сою страну!" А через неделю или две, не более того, он мне сказал: "Я знаю, что я сделаю, я понял, что буду работать дипломатом".(Даниэль).

01:09 

Интервью в Тегеране

добросердечная как ржавый вагон
перевод Клевер, редактирование diary-darya

Что вы почувствовали, когда узнали, что ваши книги были переведены на персидский?

Меня это очень, очень сильно впечатлило, вы знаете, даже слово "персидский" для любого франкофона - это впечатляющее слово. Монтескье написал "Персидские письма" со знаменитым вопросом "как может человек быть персом?". Потому что для нас персы - это люди настолько загадочные, что мы с ними совсем не знакомы. Я очень горжусь, когда говорю себе, что, если персы дошли до того, что знают меня, то ведь и я дошла до того, что знаю их.

Как вы представляете себе Иран?
Мне очень трудно его себе представить. Все, что я знаю об Иране - это то, что там много гор, а для меня это очень важно, потому что я - фанат гор, и, думаю, иранские горы должны быть чудесными.


Если бы вас пригласили приехать в Иран, вы бы согласились или у вас были бы какие-то опасения?
Нет, я абсолютно не боюсь, но у меня всегда большие проблемы со временем.

Вы родились в Японии, которая часто упоминается в ваших книгах. Можете ли вы напомнить нам о ваших первых годах вашего детства там?

Я родилась в Японии у родителей-бельгийцев, в 1967. Мои родители были дипломатами, так что я провела все мое детство и отрочество на дальнем востоке, и еще в Америке. Коротко говоря, я жила на юге Японии, около Кобе, в горах, до 5 лет, затем в Пекине в Китае времен Мао с 5 до 8 лет, потом в Нью-Йорке с 8 до 11 лет, в Бангладеш с 11 до 13, в Бирмании с 13 до 15, в Лаосе с 15 до 16, и в 16 лет впервые в жизни я приехала в Бельгию, в Брюссель. Для меня это был огромный шок: открыть Европу, которую я совсем не знала, в конце концов, я приехала как иностранка. Я думала, что Бельгия станет моей страной, но, когда я туда попала, у меня не было никакого пристанища, я была совершенно потеряна, и именно в этот момент я почувствовала себя наиболее одинокой за всю мою жизнь, и я начала писать, не потому, что я думала стать писателем, но потому, что была абсолютно одинока. Когда мне исполнился 21 год, я осуществила свою мечту - вернуться в Японию, страну, где я родилась, и нужно сказать, что я все эти годы не переставала говорить, что я - японка, и думать, что я - японка, особенно после моего возвращения в Бельгию. В 21 год я вернулась в Японию на два года, но это была профессиональная неудача, о которой я рассказываю в своей книге "Страх и трепет". За эти 2 года я, наконец, поняла, что я не японка, я вернулась в Европу, и сказала себе, что попытаюсь стать писателем, раз уж не сложилось.

В конце концов, какой стране вы принадлежите?
Я думаю, в конце концов, что я бельгийка. Даже если человек не знает досконально, что такое Бельгия, он может о себе сказать, что он бельгиец. Это значит не так уж много, это не как Франция, где слова "я француз" значат что-то огромное, как если сказать "я иранец или перс". Но сказать "я бельгиец", в общем, это сказать очень мало.

Вы испытываете ностальгию по Японии?
Что касается Японии, у меня огромная ностальгия, но в глубине души я привыкла жить с ностальгией, и продолжаю жить с ней.

Во время вашего детства вы жили в нескольких странах и постоянно перезжали... это, несомненно, помешало иметь настоящие "корни". Это вас расстраивает?

Да, меня это расстраивает, но у меня не было выбора, и я думаю, что на самом деле нас, живущих так, по причинам иногда политическим, иногда профессиональным, становится все больше и больше на земле. Я думаю, что это формирует личность очень непохожую на других, я встречала много высланных, изгнанных, в течение моей жизни, и я могу видеть, что они делаятся на две категории: либо это люди настолько холодные, что они не умеют привязываться к людям, либо наоборот, очень преданные, эмоциональные, они сильно привязываются к людям, и я как раз из этой категории, что не делает мою жизнь простой, потому что мое сердце все время разбивается, и я все время сожалею о прошлом, но ничего не могу поделать, и просто живу так.

В какой степени ваши книги "Страх и трепет" и "Влюбленный саботаж" вдохновлены вашим собственным опытом?


Обе вдохновлены им полностью; единственное, что я изменила в "Страхе и трепете" - это название компании и имена людей, потому что не хочу, чтобы эта книга была обвинением, так что было необходимо сменить имена, но все, что я рассказала - правда.

Рассказывать о своей частной жизни в книгах - не опасно?

Это, конечно, опасно, но всегда есть граница между тем, что я хочу рассказать и тем, что я не расскажу. Например, моя последняя книга "Ни Ева, ни Адам" рассказывает историю моей любви с одним молодым японцем: я действительно пережила эту историю любви, но, конечно, есть вещи, о которых я не сказала.

Кроме того, все, что я говорю - правда, в конце концов, я и по этой причине пишу книги фикшн, такие как Ртуть, которая - фикшн, а в этом жанре нет границ. Я говорю себе, что это - не моя жизнь, и я могу сказать все, и это не опасно.

Рассказывать о своей частной жизни - это терапия или способ освободиться?

Это освобождение, но не только, это также способ понять, не потому что ты прожил что-то, что понял, иногда - наоборот, человек прожил что-то драматическое, и не смог этого понять, и он спрашивает себя: что это было? Почему я так плохо прижилась в этом японском сообществе? Почему эта история с итальянской девочкой меня так взволновала? И часто, именно когда пишешь книгу или расказываешь историю, ты осознаешь этот момент освобождения. То, что освобождает - это прежде всего то, что помогает понять.

Говорят, что каждый год вы пишете книгу, это правда?
Все гораздо хуже: я публикую по книге в год - это уже слишком много - но на самом деле я пишу больше, чем по три книги в год, и теперь, после этих 40 лет, я пишу свою 63 книгу, так что все очень запущено. Но я не публикую все, к счастью, это и так много - опубликовать 16 книг за 16 лет, если бы я опубликовала 63 книги, вот это была бы действительно катастрофа! Это правда, что я одержимый писатель, каждый день моей жизни я просыпаюсь в 4 утра от необходимости писать и пишу с 4 до 8 утра. И 4 часа в день каждый день - это дает много книг...

Где вы пишете?
У себя дома, сидя на диване, моя единственная привычка - писать ручкой, такой как ваша, и чтобы иметь силы писать, я пью очень крепкий чай, черный чай, который крепче кофе.

Какие писатели оказали на Вас влияние?
Я не знаю, я очень много читала в жизни; есть масса писателей, которыми я восхищаюсь - как французские писатели так и японские. Монтескье и Пруст, Дидро, Стендаль, очень важный для меня писатель, а также Мисима, Танидзаки, Сервантес, Оскар Уайльд, все эти писатели, их так много...

Кто из них изменил вашу жизнь?

Многие писатели изменили мою жизнь, все изменили мою жизнь, но я считаю самым важным для меня - он еще и философ, но я считаю его прежде всего писателем - это Ницше, который спас мне жизнь. Мои книги тоже ницшеанские, это произведения с энергией, у всех моих персонажей огромная энергия, и фигура Заратустры, он тоже перс, о котором столько говорил Ницше, это фигура для меня важнейшая.

Вы согласны, что французская литература увядает?
На этот вопрос очень трудно ответить, потому что для этого надо знать реальное положение вещей в сегодняшней французской литературе, а это очень, очень трудно, особенно когда ты сам писатель, ведь нужно суметь прочесть других писателей объективно, без зависти и чувства конкуренции.

Трудно быть ясновидящим в этом вопросе, но это правда, что нынешняя тенденция - говорить, что наступает закат современной французской литературы. Я не знаю, так ли это, но надеюсь, что нет... И я надеюсь, что если это закат, я к нему не принадлежу...

Что вы думаете об актуальной французской литературе?
Я нахожу ее интересной, например, Эрик-Эммануэль Шмитт - очень хороший писатель, есть и другие, очень раздражающие, но при этом очень интересные, такие как Мишель Уэльбек. В целом, я думаю, что современная литература весьма интересна, особенно во Франции.

Вы упоминали японскую литературу; вам нравятся книги Харуки Мураками?
Я обожаю Харуки Мураками

В Японии он порождает борьбу мнений.
Я не знаю об этом, но это чудесный писатель, который заслуживает быть знаменитым, я надеюсь, что и в Японии он имеет определенный успех.

Главная тема вашей книги Влюбленный саботаж - жизнь детей, вы интересуетесь этой темой?

Очень. И как писатель, я существо языковое, а самый интересный момент языка - это
его начало, это момент, когда учишься языку и открываешь связи между
реальностью и языком. И именно в детстве человек присваивает себе язык, понимает,
как с его помощью он может установить связи с вселенной. Это причина, по
которой детство - такой интересный для меня возраст.

У вас было такое же детство как у девочки из "Влюбленного саботажа"? Когда вы
ездили на велосипеде, вам и правда казалось, что вы на коне и вы не преувеличиваете?

Я совершенно не преувеличиваю, я считаю, что это одна из моих особенностей, я
очень многое помню, особенно о детстве, я себя помню очень, очень хорошо в
детстве. В то время, когда мне было 7 лет, я видела вещи так. Я видела, что мой
велосипед - это конь, для меня это не было выдумокй, я так и видела, и поэтому мне грустно становится взрослой: с возрастом вещи становятся не такими экстраординарными, велиосипед перестает быть конем и остается просто велосипедом.

Что значит последняя фраза в "Саботаже" - благодарность Елене за ее верность
легенде?


Я встретила ее, она стала взрослой, но осталась той же: она все еще красивая и злая, и я благодарна ей за то, что она остаалсь верной себе, но, конечно же, не мне...

Позже вы встречались снова?

Я встретила ее во время поездки по Италии, во время встречи с читателями, и она пришла на эту встречу. Был 2002 год, я была шокирована, но она осталась прежней, и мне сказала, что я осталась прежней.

Сейчас вы подруги?
Нет, все по-старому!

Елена читала книгу, которую вы написали о ней?
Да, и была недовольна, но я думаю, что эта книга правдива.


Когда вы влюбились в первый раз?
я думаю, что настоящий первый раз был достаточно поздно: мне было 25 лет, но перед этим я много раз верила, что влюблена, в Елену, например, Когда ты маленький, дружба и любовь - это одно и то же: кто-то есть, кто-то стал центром мира...

"Страх и трепет" представляет жизнь Японии в то время, когда вы там жили?

Да. Знаете, я думаю что эта книга дает представление о профессиональной карьере множества японцев. Огромное количество нынешних японцев работают в конторах, в гигантских зданиях, в ультрасовременных городах и ведут ужасную жизнь в постоянном стрессе. Они работают в абсурде, и их начальники их унижают. Жизнь большинства современных японцев - это унижение, которого мы не вынесли бы.

И японцы действительно так жестоки, как вы описали в книге?


Я рассказала эту историю точно так, как она произошла, и когда книгу перевели на японский, там был скандал, шефы японских фирм были недовольны, но их японские подчиненные сказали: да, все именно так.

Почему рассказчица в "Страхе и трепете" - или, скорее, вы -
предпочла работу в туалете увольнению? Значило ли это доказать себе, что вы настоящая японка, и что вы можете жить как японка?


Именно так, потому что, если бы я уволилась, я поступила как европейка и продемонстрировала, что не способна вести себя как японка, принимая самые унизительные приказы, а я показала, что могу вести себя как настоящая японка.

Да, в глазах западного человека, то, что я приняла там, было бесчестьем, но для японца - нет. Для него бесчестье - это не приспособиться и уволиться. И я хотела доказать, что способна вести себя как настоящая японка, не как хорошая работница, разумеется, но как настоящая японка, и повиновалась до конца.


Остатьное в комментариях

20:30 

А расскажите здесь о себе...

добросердечная как ржавый вагон
Как вы вышли на книги Амели?
Какая книга у вас любимая?
А какая - наоборот?
И что вас в ней привлекает?

За себя отвечу сразу: увслышала песню РоБЕР "Реквием для потерянной сестры", где она в припеве посторяет "Аааамееелиии нотооомб", увидела это имя у знакомой миленоманки, полезла в сеть, прочитала "Влюбленный саботаж". Она, наверное, до сих пор и любимая. Впрочем, я не могу выбрать межуд всеми ее автобиографическими..
Самой нелюбимой нет. Ну разве что "Гигиена убийцы" немножко не по мне.
Больше всего люблю ее непомерный эгоцентризм, вечный голод, извращенную философию..
Вот...

00:38 

"Меня зовут Панноника!"

Амели Нотомб
Амели сказала в интервью, что на имя "Панноника" ее вдохновил джаззмен Thelonious Monk
Можете послушать его произвеение "Pannonica", вуаля:


И вот еще тут: fr.youtube.com/watch?v=XsCYIMFAFOQ

Мне не понравилось, но я и вообще джаз не люблю.

00:34 

Еленa

Амели Нотомб
Кто читал "Влюбленный саботаж", помнят шестилетнюю возлюбленную Амели - итальянку Елену.
Если вам интересно - продолжение и окончание этой истории было таким.

Амели выступала в Риме (не помню на каком форуме или конференции или как-то так. У меня не сохранился скан).
К ней подошла молодая женщина и спросила:
-Узнаешь меня? Я Елена.
-Та Елена? - спросила писательница, у которой было только одно желание - сбежать.

И Елена ей сказала, что не согласна с тем, что написала Амели. Это она хотела играть с Амели, а та ее не хотела. И она бы даже играла еще, если бы та пожелала.

Позеленевшая, писательница скрылась бегом.

Кому как, а мне кажется, именно этой сценой надо завершить фильм.

Сообщество Амели Нотомб

главная